?

Log in

No account? Create an account

(no subject)

« previous entry | next entry »
Feb. 17th, 2015 | 05:49 pm

довелось на днях прочесть "Записки..." Ксенофонта Полевого о брате -
- до сих пор послевкусье доброе от них, несколько подзабытых, что странно - выпавших, насколько я знаю, и из большой волны переизданий 90-х - начала 00-х -
- трогательны они своей откровенной защитой семейной памяти, добрых воспоминаний об отце - превращаясь в воспоминания и о замечательном брате, и против его собственных воспоминаний, в восстановление "чести семейной" вопреки выстраиваемому Николаем романтическому образу "одинокого гения", "самоучки", из купеческой темной среды выбившегося -
- в паре с воспоминаниями 1839 г. объемный образ Полевого рисующие - бойкого, смелого, сметливого, нарушителя приличий - как по невежеству литературных нравов, так и ради поддержки тех, кто желает их нарушения - но сам действовать прямо не может, вроде кн. Вяземского -
- один из самых одаренных русских журналистов - прирожденный, пожалуй - по самому складу характера - быстрый, умный, цепкий, неспособный к продолжительному однородному труду, переменчивый, но неизменно увлеченный и способный своим увлечением заразить других. - а что до ума его и остроты взгляда, так достаточно перечесть скандальную критику Карамзина, многих союзников ему стоившую, чтобы убедиться - насколько он прав оказался в своих суждениях. с которыми произошло так, как обычно и происходит - их приняли одно-два десятилетия спустя, отправив объект его критики в пантеон и дважды осудив автора - за посягание на святыню и за неисполнение обещаний сделать то, в отсутствие чего он упрекал Карамзина. - он оказался в странном "междумирье" русской культуры 30-х - уже не аристократической, но еще не чахоточных разночинцев 40-х, слишком "французский" для последних - ему вредила даже сама манера письма, в манере умного разговора, а не диссертации и поучения (путь к которым вскоре торить начал Надеждин) - и слишком "журналист" для первых, к кому можно обращаться и кого любопытно бывает прочесть - но кто не может вообразить себя равным (кроме условного равенства "литературной братии" - в послании да за столом у Свиньина, не более того).

Link | Leave a comment |

Comments {0}